Особенности диагностики и лечения ИБС у пациентов с новой коронавирусной инфекцией

Литвиненко Руслан Игоревич (автор для переписки) — к. м. н., старший ординатор клиники военно-полевой терапии ФГБВОУ ВПО «Военно-медицинская академия им. С.М. Кирова». 194044, г. Санкт-Петербург, ул. Академика Лебедева, д. 6. httpss://orcid.org/0000-0002-8017-5868. E-mail: litvius@yandex.ru

Суржиков Павел Владимирович — к. м. н., преподаватель 1-й кафедры терапии усовершенствования врачей ФГБВОУ ВПО «Военно-медицинская академия им. С.М. Кирова». 194044, г. Санкт-Петербург, ул. Академика Лебедева, д. 6. E-mail: surj.md@gmail.com

Цель обзора — обобщение и систематизация данных по диагностике и лечению пациентов с различными проявлениями ишемической болезни сердца (ИБС) и новой коронавирусной инфекцией (COVID-19).

Основные положения. Выделены основные механизмы повреждения сердечно-сосудистой системы при COVID-19. Определено место различных методов диагностики выявления и течения ИБС при COVID-19. Обозначена тактика при остром и хроническом течении ИБС. Отмечена важность динамического контроля за больными с хронической сердечной недостаточностью при COVID-19, обозначена маршрутизация пациентов с острым коронарным синдромом в зависимости от длительности течения и наличия подъёма сегмента ST. Обсуждены основные классы препаратов, использующиеся у пациентов с ИБС и COVID-19.

Заключение. Несмотря на то, что ежедневно появляются множество исследований на тему COVID-19 и ИБС, многие вопросы не освещены в полном объёме и требуют дальнейших исследований.

Р.И. Литвиненко, П.В. Суржиков

ФГБВОУ ВО «Военно-медицинская академия имени С.М. Кирова»; Россия, г. Санкт-Петербург

Несмотря на принимаемые на международном и государственном уровнях меры, пандемия новой коронавирусной инфекции (COVID-19) продолжается, отмечается рост новых случаев заболевания. При этом чаще всего тяжелее болеют пациенты со сформировавшейся сердечно-сосудистой патологией, в том числе ишемической болезнью сердца (ИБС).

Цель обзора — обобщение и систематизация данных по диагностике и лечению пациентов с различными проявлениями ИБС и COVID-19. Мы бы хотели коснуться вопросов как острого течения ИБС (острый коронарный синдром, инфаркт миокарда), так и хронического течения ИБС у больных с COVID-19, поскольку комбинация этих заболеваний обусловливает особенности использования различных методов диагностики и лечения ИБС [1]. 

Основные положения

По данным Росстата, за 2020 г. смертность от COVID-19 в России составила не менее 144 тыс. человек, а смертность от болезней кровообращения, на которые традиционно приходится самая большая доля смертей в нашей стране, выросла на 11,6%, несмотря на то что в последние годы данный показатель неизменно снижался[1]. Кроме того, смертность от пневмоний с неверифицированным возбудителем увеличилась почти в 2,5 раза, а смертность по старости — на 20%. По-видимому, эти показатели напрямую или косвенно связаны с новой коронавирусной инфекцией. Если сложить эти цифры, получается 300 тыс. человек, что равно населению таких городов, как Тамбов или Белгород. Несмотря на противоэпидемические меры, а также продолжающуюся кампанию по вакцинации населения, число заболевших продолжает расти. Безусловно, существует надежда на вакцинацию, но, судя по текущим темпам в России, этот процесс затягивается. На начало 2022 г. в России привито менее 50% населения, при этом многим уже нужно ревакцинироваться, а у части привитых не вырабатывается достаточный титр антител к коронавирусу. Также нельзя исключать дальнейшие мутации, которые, по опыту предыдущих, делают вирус заразнее, снижая эффективность вакцинации. Все это, безусловно, не способствует формированию коллективного иммунитета в нашей стране.

По данным материалов с сайта www.worldometers.info, который с начала пандемии собирает и систематизирует данные по заболеваемости COVID-19 по всему миру, существует прямая связь вероятности смерти пациента, возраста и сопутствующих заболеваний. В наибольшей опасности находятся пациенты старшей возрастной группы с наличием сердечно-сосудистых заболеваний (ССЗ). Так, вероятность летального исхода у пациентов с установленной сердечно-сосудистой патологией составляет 10,5%.

Это во многом обусловлено патогенетическими механизмами воздействия вируса на сердечно-сосудистую систему (рис. 1).

Рис. 1. Основные патогенетические механизмы, приводящие к развитию сердечно-сосудистых осложнений при COVID-19 [5]

S-белки вируса связываются с рецепторами ангиотензинпревращающего фермента 2 (АПФ2), расположенными на поверхности некоторых клеток и в норме предназначенными для связывания ангиотензина. Используя собственные ферменты организма — трансмембранные протеазы, вирус оказывается внутри клетки. В раннюю фазу заражения организм пытается бороться с вирусом с помощью местной иммунной реакции — в зону проникновения вируса приходят макрофаги, моноциты и Т-лимфоциты, которые запускают процесс апоптоза поражённых клеток. Если этого недостаточно, то в дело вступают цитокины — сигнальные молекулы, запускающие иммунный ответ. Наводняя организм в избыточных количествах, они способны вызвать «цитокиновый шторм»: иммунитет выходит из-под контроля и начинает беспорядочно повреждать собственные структуры организма.

Рецепторы АПФ2 главным образом находятся на мембранах клеток лёгких, кишечника, эндотелии артерий и вен, а также гладкомышечных клеток в большинстве органов, в том числе в сердце [2–4].

Исходя из этого, возможны 3 основных механизма повреждения миокарда:

  • нарушение эндотелиальной функции сосудов сердца, приводящее к острому коронарному синдрому (ОКС) с последующим развитием сердечной недостаточности (СН);
  • развитие миокардита либо миокардиального повреждения за счёт прямого поражения миокарда вирусом;
  • поражение миокарда на фоне развития «цитокинового шторма» [5].

Таким образом формируется «патологический круг», когда у пациентов с ССЗ, которая является фактором риска тяжёлого течения COVID-19, в свою очередь, эта же инфекция служит фактором развития новых и обострения течения хронических ССЗ [6].

Сочетание коронавирусной инфекции с ССЗ также создаёт дополнительные сложности в диагностике, определении тактики, изменении порядков маршрутизации пациентов с неотложными состояниями, выбора терапии. Ситуация осложняется значительным объёмом регулярных, зачастую противоречивых, публикаций по данным вопросам и крайне высокой важностью решения ряда вопросов для клинической практики.

С целью помощи в решении этих важных проблем Российское кардиологическое общество во второй половине 2020 г. выпустило Руководство по лечению болезней системы кровообращения в контексте пандемии COVID-19 [7]. В ноябре и декабре 2021 г. Европейское общество кардиологов опубликовало подробные рекомендации по лечению пациентов с ССЗ в период пандемии COVID-19 [8, 9]. На некоторых тезисах данных работ хотелось бы остановиться и в данной публикации.

COVID-19, как и любой инфекционный процесс, может спровоцировать развитие острых и обострение хронических ССЗ. При этом наличие только ССЗ не ассоциировано с более высоким риском заражения коронавирусом, однако связано с более высоким риском осложнений при присоединении инфекции.

Поражение сердечно-сосудистой системы при COVID-19 может проявляться различными клиническими вариантами:

  • ухудшение течения хронических ССЗ;
  • острое миокардиальное/кардиальное повреждение;
  • повышение риска отдалённых сердечно-сосудистых осложнений;
  • повреждение сердечно-сосудистой системы, ассоциированное с противовирусной терапией.

Остановимся на каждом из этих пунктов по отдельности.

Ухудшение течения хронических ССЗ может быть обусловлено следующими причинами:

  • декомпенсация вследствие несоответствия возросших метаболических потребностей и сниженного сердечного резерва;
  • вероятность осложнений вследствие разрыва атеросклеротической бляшки при вирус-индуцированном воспалении у пациентов с СН и ИБС характеризуется особенно высоким риском;
  • риск тромботических осложнений (например, тромбоза стентов) вследствие прокоагулянтного эффекта воспаления;
  • развитие полиорганной недостаточности, вероятно, опосредованное провоспалительным цитокиновым ответом при вирусных инфекциях.

Механизмы острого миокардиального повреждения:

1) дизрегуляция ренин-ангиотензин-альдостероновой системы (РААС), обусловленная механизмом проникновения вируса в организм;

2) патологический системный воспалительный ответ, который проявляется «цитокиновым штормом», приводит к полиорганной недостаточности и в том числе к поражению сердечно-сосудистой системы;

3) дыхательная дисфункция и гипоксия, проявляющиеся окислительным стрессом, внутриклеточным ацидозом и повреждением митохондрий, приводящие к повреждению кардиомиоцитов;

4) дисбаланс между возросшими метаболическими потребностями и снижением сердечного резерва;

5) микроваскулярное повреждение вследствие гипоперфузии, повышенной сосудистой проницаемости, ангиоспазма, повреждающего действия вируса на эндотелий коронарных артерий [7].

В настоящее время риск отдалённых сердечно-сосудистых осложнений не определён в полной мере. Существует 12-летнее наблюдение пациентов, перенёсших инфекцию, вызванную SARS-CoV — предшественника COVID-19, которое продемонстрировало изменения липидного обмена по сравнению с пациентами без анамнеза данной инфекции. Учитывая, что SARS-CoV-2 имеет структуру, аналогичную SARS-CoV, этот новый вирус может также вызвать метаболические нарушения, что требует оценки при ведении пациентов с COVID-19 [10]. Также нередко при тяжёлом течении COVID-19 формируется стойкое поражение сразу нескольких органов и систем (например, печени, лёгких). Таким пациентам необходимы длительное диспансерное наблюдение и междисциплинарный подход к лечению.

Значимую проблему приобрело ассоциированное с противовирусной терапией поражение сердца при лечении COVID-19, поэтому при лечении этого заболевания, особенно при использовании противовирусных препаратов, необходим регулярный мониторинг риска кардиотоксичности.

Также обращает внимание, что многие препараты, использующиеся при лечении пациентов с COVID-19, приводят к декомпенсации течения различной терапевтической патологии. Так, например, глюкокортикостероиды, которые получают почти все пациенты с COVID-19 в стационаре, приводят к декомпенсации сахарного диабета и стойкой гипертензии, ингибиторы янус-киназы — к гиперлипидемии, а нестероидные противовоспалительные препараты — к поражению почек и снижению скорости клубочковой фильтрации [11].

Наличие коронавирусной инфекции создаёт некоторые особенности применения стандартных исследований для пациентов с ССЗ. Соответственно несколько модифицировались показания для применения тех или иных методов диагностики и их интерпретации в данной группе больных.

Пациентам показано выполнение электрокардиограммы (ЭКГ) при поступлении и далее при появлении жалоб на аритмию, ощущение сердцебиения, боли и дискомфорта в области сердца, эпизоды слабости и головокружения, синкопальные состояния. Также показана контрольная ЭКГ перед началом противовирусной терапии с целью оценки продолжительности интервала QT, она не должна превышать 480 мс; далее мониторинг 1 раз в 5 дней или при появлении жалоб. Рекомендована ежедневная регистрация ЭКГ при тяжёлой форме COVID-19.

Роль различных лабораторных маркеров в оценке тяжести клинического статуса и прогноза у пациентов с COVID-19 в настоящее время изучается. Следует рассмотреть возможность контроля уровня тропонина (ежедневно — в отделении реанимации и интенсивной терапии, по показаниям— у стационарных пациентов) для выявления пациентов группы риска. При этом изолированного повышения тропонина недостаточно для диагностики инфаркта миокарда, необходимо учитывать клинические проявления, изменения ЭКГ, данные эхокардиографии.

Более высокие уровни интерлейкина-6, D-димера, глюкозы, фибриногена, высокочувствительного С-реактивного белка в плазме крови являются маркерами тяжести COVID-19. Они также могут быть использованы для стратификации риска сердечно-сосудистых осложнений и определения тактики ведения пациентов [12]. Мозговой натрийуретический пептид (BNP) или его N-терминальный фрагмент NT-proBNP являются важными показателями миокардиального стресса, часто повышаются у пациентов с тяжёлыми респираторными заболеваниями. Тем не менее клиническая значимость этих изменений пока неясна. Повышение BNP или NT-proBNP не должно служить основанием для изменения/интенсификации терапии хронической СН (ХСН) в отсутствие клинических оснований.

Эхокардиография не рекомендуется как рутинное исследование в условиях пандемии COVID-19. Рекомендуется её использование только по показаниям, при условии, что результаты исследования могут изменить тактику ведения пациента.

Нагрузочные тесты, как правило, не рекомендованы у лиц с активной инфекцией COVID-19.

Компьютерная томография сердца, наоборот, может быть предпочтительным методом обследования для исключения ИБС или коронарной анатомии высокого риска, тромбоза ушка левого предсердия и внутрисердечного тромбоза до выполнения кардиоверсии (по сравнению с чреспищеводной эхокардиографией).

Наблюдение за пациентами с ИБС и COVID-19 можно разделить на 2 основные клинические ситуации:

  1. Динамическое наблюдение за пациентами с различными проявлениями хронической ИБС и коррекция их терапии.
  2. Диагностика и лечения пациентов с развившимся ОКС как в стационаре, так и вне его.

Пациенты с хронической ИБС составляют группу риска тяжёлого течения COVID-19 и смерти, а также декомпенсации ранее стабильного течения ИБС [13, 14]. Чёткого алгоритма тактики ведения пациентов с хронической ИБС в условиях пандемии COVID-19 на сегодняшний день нет. Тем не менее эксперты сходятся в том, что необходимо продолжить приём всех рекомендованных препаратов, а также отнестись с особым вниманием к терапии, стабилизирующей бляшку (статины, аспирин, блокаторы РААС или сакубитрил/валсартан, β-адреноблокаторы) [15, 16]. Целесообразно рассмотреть возможность усиления антитромбоцитарной терапии у пациентов с предшествующими вмешательствами на коронарных артериях. Однако в настоящее время нет чётких рекомендаций, как эту терапию нужно усиливать.

По-другому ситуация обстоит с пациентами с ОКС при COVID-19. Здесь удалось сформировать достаточно чёткую тактику действий для практикующего врача (рис. 2).

Рис. 2. Тактика ведения пациентов с ОКС [7]

КАГ — коронароангиография; ЧКВ — чрескожное коронарное вмешательство.

Действующее руководство по лечению и диагностике болезней системы кровообращения при COVID-19 предлагает нам следующую схему действий для пациентов с симптомами ОКС [7]:

  1. У пациентов, требующих наблюдения в реанимации и проведения респираторной поддержки, считается, что вероятность развития инфаркта миокарда 1-го типа низка, и проведение коронароангиографии (КАГ) в большинстве случаев нецелесообразно. Выбирается тактика отсроченной КАГ (после излечения пневмонии).
  2. В случае нестабильности пациента (развития шока, острой левожелудочковой недостаточности, жизнеугрожающих аритмий и т.д.) проводятся базовая антикоагулянтная и антиагрегантная терапия, и пациент транспортируется в центр чрескожных коронарных вмешательств, выполняется КАГ в условиях изолированной зоны.
  3. В случае стабильного состояния пациента при ОКС с подъёмом сегмента ST и сроком начала симптомов менее 12 ч проводится КАГ в изолированной зоне либо тромболитическая терапия, в зависимости от доступности того или иного метода лечения.
  4. При длительности ОКС с подъёмом ST более 12 ч сначала пациенту выполняется тестирование на коронавирус. Если тест отрицательный и сохраняются риски дестабилизации состояния, выполняется КАГ в чистой зоне. Если тест положительный, проводится медикаментозная терапия ОКС и только при дестабилизации состояния пациенту выполняется КАГ в условиях изолированной зоны.
  5. При ОКС без подъёма ST пациентам проводятся оптимальная медикаментозная терапия и наблюдение. Как и в случае с ОКС с подъёмом ST длительностью более 12 ч, пациентам с отрицательным тестом КАГ проводится только в случае дестабилизации либо нахождения в группе высокого риска неблагоприятного исхода. При положительном тесте продолжается базовая медикаментозная терапия. КАГ проводится только в случае дестабилизации пациента.

Повышение уровня тропонина может определяться специфическим вирусным поражением миокарда, поэтому при диагностике ОКС следует ориентироваться на весь комплекс клинических проявлений: типичные клинические симптомы, изменения ЭКГ, нарушения локальной сократимости левого желудочка.

При оказании помощи пациентам с ОКС в сочетании с COVID-19 или при подозрении на коронавирусную инфекцию следует придерживаться принципов действующих клинических рекомендаций по диагностике и лечению ОКС в отношении медикаментозной терапии. На данный момент не в полном объёме изучена проблема значимых межлекарственных взаимодействий при одновременном назначении противовирусных препаратов со статинами, антиагрегантными препаратами и пероральными антикоагулянтами.

У пациентов с COVID-19 достаточно часто выявляются различные нарушения ритма. Особенно это распространено у пациентов, находящихся в отделении реанимации (почти у половины больных). У многих отмечается дебют фибрилляции предсердий [17, 18]. Среди возможных причин стоит выделить гипоксию, нейрогормональные или воспалительные изменения в условиях вирусной инфекции у пациентов как с ССЗ, так и без их анамнеза. Ещё один возможный механизм — гипокалиемия, генез которой связывают с потенциальным воздействием вируса на РААС. Также противовирусная терапия может приводить к удлинению интервала QT, что требует регулярного ЭКГ-контроля. На сегодняшний день не существует специфических рекомендаций по диагностике, профилактике и лечению нарушений ритма и проводимости сердца у пациентов с COVID-19.

Пациенты с ХСН составляют группу риска тяжёлого течения COVID-19 и осложнений, а их лечение требует от врача особого внимания. Эти пациенты чаще госпитализируются, чаще попадают в реанимацию и умирают. В исследовании, проведённом в Китае, ХСН наблюдалась у 23% пациентов, госпитализированных с COVID-19, и встречалась чаще у умерших пациентов по сравнению с выжившими (51,9% против 11,7%) [19]. В США из пациентов, госпитализированных в отделение реанимации, клинически выраженную сердечную недостаточность имели 42% пациентов, госпитализированных с COVID-19, у 67% из них в дальнейшем появилась потребность в вазопрессорной поддержке, из них у 72% в среднем через 1,5 дня от госпитализации — потребность в искусственной вентиляции лёгких [20].

Общие рекомендации по тактике ведения таких пациентов с ХСН на амбулаторном этапе:

  1. Соблюдение основных принципов, касающихся образа жизни, изложенных в действующих рекомендациях.
  2. Плановое посещение медицинских учреждений, социальных структур или плановую госпитализацию во время пандемии COVID-19 целесообразно отложить.

Особенности мониторинга статуса больного с ХСН при лихорадке:

  • проведение термометрии каждые 3 ч с ведением дневника;
  • ежедневный контроль объёма выпитой и выделенной жидкости и веса пациента (взвешивание в стандартных условиях натощак), измерять артериальное давление надо сидя и стоя с внесением показателей в соответствующий дневник;
  • резкое сокращение приёма жидкости (< 1,5 л) при лихорадке у больного ХСН нецелесообразно, однако употребление объёма более 2 л может привести к нарастанию застойных явлений;
  • при значительном потоотделении, одышке целесообразно увеличить употребление жидкости, а дозу диуретика корректировать в зависимости от выраженности застойных явлений (нарастание веса, одышки, потребности в возвышенном положении) или, напротив, развития гиповолемии (снижение артериального давления в ортостазе > 10 мм рт. ст., нарастание гематокрита, появление головокружения при вставании);
  • повышение объёма потребляемой жидкости и/или возрастающая доза диуретиков могут способствовать развитию гипонатриемии, поэтому в такой ситуации необходимо контролировать содержание натрия в крови и своевременно ликвидировать его дефицит;
  • парацетамол является предпочтительным жаропонижающим препаратом (все нестероидные противовоспалительные средства, ввиду риска нефротоксичности и снижения эффективности диуретической терапии, противопоказаны).

Лекарственная терапия при стабильном течении ХСН:

  1. Необходимо продолжить приём всех рекомендованных препаратов.
  2. В настоящее время нет доказательств о рисках применения ингибиторов ангиотензинпревращающего фермента (иАПФ) и рецепторов альдостерона (АРА) при инфицировании COVID-19 [21]. Приём препаратов данной группы целесообразно продолжать.
  3. Усиление одышки может быть связано как с декомпенсацией ХСН, так и с тромбоэмболией лёгочной артерии или развитием дыхательной недостаточности при пневмонии, которая и в отсутствие COVID-19 может привести к тяжёлой декомпенсации ХСН.

Хотелось бы остановиться на некоторых классах препаратов, применяемых прилечении пациентов с ССЗ, и их влиянии на течение COVID-19.

Ингибиторы РААС. В условиях пандемии COVID-19 необходимо продолжить лечение иАПФ и АРА у пациентов, уже получающих их по показаниям. Результаты современных клинических исследований и рекомендации международных медицинских обществ дают основание считать, что лечение иАПФ или АРА продолжает обеспечивать защиту сердечно-сосудистой системы и почек у пациентов с диагнозом COVID-19, в то время как негативные последствия приёма ингибиторов РААС на тяжесть COVID-19 не доказаны [22, 23].

Статины обладают свойствами оказывать множественные иммуномодулирующие эффекты и могут способствовать повышению врождённого противовирусного иммунного ответа [24]. Это связано с тем, что холестерин является молекулой, участвующей в регуляции проникновения вируса SARS-CoV-2 в клетку-хозяина. Как правило, более высокий уровень мембранного холестерина совпадает с более высокой эффективностью проникновения COVID-19. Напротив, у пациентов с COVID-19 наблюдается снижение уровня холестерина в крови, липопротеинов высокой плотности и липопротеинов низкой плотности [25]. Искусственное истощение мембранно-связанного холестерина из клеток, экспрессирующих АПФ2, приводит к снижению контагиозности SARS-CoV-2, поскольку связывание белка-шипа уменьшается вдвое [26]. Наряду с благотворным воздействием на сердечно-сосудистую систему, статины могут усиливать защиту организма. Они оказывают существенное противовоспалительное, антитромботическое и иммуномодулирующее действие и поэтому они могут использоваться для целенаправленного лечения от инфекций, вызываемых патогенами. Кроме того, терапия статинами способствует стабилизации атеросклеротических бляшек, которые могут дестабилизироваться «цитокиновым штормом», наблюдаемым у больных COVID-19 [27]. Целесообразно продолжить приём статинов, если они были уже назначены. При наличии показаний для терапии статинами и в отсутствие противопоказаний необходимо их назначение.

Нестероидные противовоспалительные препараты. Существуют данные, что препараты этой группы могут снижать образование цитокинов и защитных антител к коронавирусу и, таким образом, влиять на исходы COVID-19 [28]. В настоящее время большинство экспертов придерживаются мнения о том, что можно продолжать использование препаратов данной группы, тем не менее целесообразно их использование в минимально эффективной дозе в течение, по возможности, краткого периода времени с целью уменьшения побочных эффектов данной терапии. Пациентам, которым ранее был назначен приём ацетилсалициловой кислоты в низких дозах в связи с заболеванием сердца, необходимо продолжить терапию. Пациентам с ХСН или артериальной гипертензией при использовании препаратов данного класса предпочтительнее назначать парацетамол, нежели другие нестероидные противовоспалительные препараты, во избежание декомпенсации ССЗ.

Заключение

Таким образом, несмотря на то, что уже существует ряд исследований об особенностях течения ИБС на фоне коронавирусной инфекции, многие аспекты данной проблемы по-прежнему изучены недостаточно. Если тактика действий при развитии ОКС у пациентов с COVID-19 достаточно чётко определена действующими рекомендациями, то ведение пациентов с хроническими формами ИБС требует дальнейших исследований.

[1] Ткачев И. Росстат назвал основные причины смертности на фоне пандемии. rbc.ru. 2021. 14 июня. URL: httpss://www.rbc.ru/economics/14/06/2021/60c3a4899a79476c883e763d (дата обращения: 22.10.2021).

  1. Ларина В.Н., Головко М.Г., Ларин В.Г. Влияние коронавирусной инфекции (COVID-19) на сердечно-сосудистую систему. Вестник РГМУ. 2020; (2): 5–13. DOI: 10.24075/vrgmu.2020.020
  2. Libby P., Simon D.I. Inflammation and thrombosis: the clot thickens. Circulation. 2001; 103: 1718–20. DOI: 10.1161/01.cir.103.13.1718
  3. Levi M., Thachil J., Iba T. et al. Coagulation abnormalities and thrombosis in patients with COVID-19. Lancet Haematol. 2020; 7: е438–40. DOI: 10.1016/S2352-3026(20)30145-9
  4. Xu Z., Shi L., Wang Y. et al. Pathological findings of COVID-19 associated with acute respiratory distress syndrome. Lancet Respir. Med. 2020; 8: 420–2. DOI: 10.1016/S2213-2600(20)30076-X
  5. Крюков E.В., Шуленин К.С., Черкашин Д.В. и др. Патогенез и клинические проявления поражения сердечно-сосудистой системы у пациентов с новой коронавирусной инфекцией (COVID-19): учебное пособие. СПб., 2021. 36 с.
  6. Meher G., Bhattacharjya S., Chakraborty H. Membrane cholesterol modulates oligomeric status and peptide-membrane interaction of severe acute respiratory syndrome coronavirus fusion peptide. J. Phys. Chem. B. 2019; 123(50): 10654–62. DOI: 10.1021/acs.jpcb.9b08455
  7. Шляхто Е.В., Конради А.О., Арутюнов Г.П. и др. Руководство по диагностике и лечению болезней системы кровообращения в контексте пандемии COVID-19. Российский кардиологический журнал. 2020; 25(3): 129–48. DOI: 10.15829/1560-4071-2020-3-3801
  8. European Society of Cardiology guidance for the diagnosis and management of cardiovascular disease during the COVID-19 pandemic. Рart 1. Еpidemiology, pathophysiology, and diagnosis. Eur. Heart J. 2022; 43(11): 1033–58. DOI: 10.1093/eurheartj/ehab696
  9. ESC guidance for the diagnosis and management of cardiovascular disease during the COVID-19 pandemic. Рart 2. Сare pathways, treatment, and follow-up. Eur. Heart J. 2022; 43(11): 1059–103. DOI: 10.1093/eurheartj/ehab697.
  10. Madjid M., Safavi-Naeini P., Solomon S.D., Vardeny O. Potential effects of coronaviruses on the cardiovascular system: a review. JAMA Cardiol. 2020; 5(7): 831–40. DOI: 10.1001/jamacardio.2020.1286
  11. Chen J.S. , Alfajaro M.M., Chow R.D. et al. Non-steroidal anti-inflammatory drugs dampen the cytokine and antibody response to SARS-CoV-2 infection. J. Virol. 2021; 95(7): e00014–21. DOI: 10.1128/JVI.00014-21
  12. Зайцев А., Чернов С.А., Крюков Е.В. и др. Практический опыт ведения пациентов с новой коронавирусной инфекцией COVID-19 в стационаре (предварительные итоги и рекомендации). Лечащий врач. 2020; (6): 74–9. DOI: 10.26295/OS.2020.41.94.014
  13. Glende J., Schwegmann-Wessels C., Al-Falah M. et al. Importance of cholesterol-rich membrane microdomains in the interaction of the S protein of SARS-coronavirus with the cellular receptor angiotensin-converting enzyme. J. Virol. 2008; 381(2): 215–21. DOI: 10.1016/j.virol.2008.08.026
  14. Sokolski M., Reszka K., Suchocki T. et al. History of heart failure in patients hospitalized due to COVID-19: relevant factor of in-hospital complications and all-cause mortality up to six months. J. Clin. Med. 2008; 11(1): 241. DOI: 10.3390/jcm11010241
  15. Cheng H., Y. Wang, Wang G.Q. Organ-protective effect of angiotensin-converting enzyme 2 and its effect on the prognosis of COVID-19. J. Med. Virol. 2020; 92(7): 726–30.
  16. Bader F., Manla Y., Atallah B., Starling R.C. Heart failure and COVID-19. Heart Fail Rev. 2021; 26(1): 1–10. DOI: 10.1007/s10741-020-10008-2
  17. Zhang H., Penninger J.M., Li Y. et al. Angiotensinconverting enzyme 2 (ACE2) as a SARS-CoV-2 receptor: molecular mechanisms and potential therapeutic target. Intens. Care Med. 2020; 46(4) :586–90. DOI: 10.1007/s00134-020-05985-9
  18. Pillai A., Lawson B. Coronavirus disease 2019 and cardiovascular diseases: collateral damage? Curr. Opin. Anaesthesiol. 2022; 35(1): 5–11. DOI: 10.1097/ACO.0000000000001076
  19. Шляхто Е.В., Пармон Е.В., Бернгардт Э.Р., Жабина Е.С. Особенности электрокардиографических изменений при некоронарогенных синдромах у пациентов с COVID-19. Российский кардиологический журнал. 2020; 25(7): 4019. DOI: 10.15829/1560-4071-2020-4019
  20. Zhou F., Yu T., Du R. et al. Clinical course and risk factors for mortality of adult inpatients with COVID-19 in Wuhan, China: a retrospective cohort study. Lancet. 2020; 395(10229): 1054–62. DOI: 10.1016/S0140-6736(20)30566-3
  21. Драпкина О.М., Васильева Л.Э. Спорные вопросы применения ингибиторов ангиотензинпревращающего фермента и антагонистов рецепторов ангиотензина у пациентов с COVID-19. Кардиоваскулярная терапия и профилактика. 2020; 19(3): 319–326. DOI: 10.15829/1728-8800-2020-2580
  22. Abu-Farha M., Thanaraj T.A., Qaddoumi M.G. et al. The role of lipid metabolism in COVID-19 virus infection and as a drug target. Int. J. Mol. Sci. 2021; 21(10): 3544. DOI: 10.3390/ijms21103544
  23. Guan W.J., Ni Z.Y., Hu Y. et al. Clinical characteristics of coronavirus disease 2019 in China. N. Engl. J. Med. 2020; 382(18): 1708–20. DOI: 10.1056/NEJMoa2002032
  24. Radenkovic D., Chawla S., Pirro M. et al. Cholesterol in relation to COVID-19: should we care about It? J. Clin. Med. 2020; 9: 1909. DOI: 10.3390/jcm9061909
  25. Chen J.S., Alfajaro M.M., Wei J. et al. Cyclooxgenase-2 is induced by SARS-CoV-2 infection but does not affect viral entry or replication. bioRxiv. 2020; 2020.09.24.312769. DOI: 10.1101/2020.09.24.312769
  26. Guo T., Fan Y., Chen M. et al. Association of cardiovascular disease and myocardial injury with outcomes of patients hospitalized with 2019-coronavirus disease (COVID-19). JAMA Cardiol. 2020; 116: 283–4.
  27. Барбараш О.Л., Каретникова В.Н., Кашталап В.В. и др. Новая коронавирусная болезнь (COVID-19) и сердечно-сосудистые заболевания. Комплексные проблемы сердечно-сосудистых заболеваний. 2020; 9(2): 17–28. DOI: 10.17802/2306-1278-2020-9-2-17-28
  28. Бубнова М.Г., Аронов Д.М. COVID-19 и сердечно-сосудистые заболевания: от эпидемиологии до реабилитации. Пульмонология. 2020; 30: 688–99. DOI: 10.18093/0869-0189-2020-30-5-688-699

Литвиненко Р.И., Суржиков П.В. Особенности диагностики и лечения ИБС у пациентов с новой коронавирусной инфекцией // Вестник терапевта. 2021. № 3 (50). URL: https://therapyedu.su/statyi/osobennosti-diagnostiki-i-lechenija-ibs-u-pacientov-s-novoj-koronavirusnoj-infekciej/(дата обращения: дд.мм.гггг)

Features of the diagnosis and treatment of coronary artery disease in patients with a new coronavirus infection 

R.I. Litvinenko, P.V. Surzhikov

S.M. Kirov Military Medical Academy (a Federal Government-funded Military Educational Institution of Higher Education), Russian Federation Ministry of Defense; Russia, St. Petersburg

Abstract

The purpose of the review is to summarize and systematize data on the diagnosis and treatment of patients with various manifestations of coronary heart disease (CHD) and novel coronavirus infection (COVID-19).

Basic provisions. The main mechanisms of damage to the cardiovascular system in COVID-19 have been identified. The place of various methods for diagnosing the detection and course of coronary artery disease in COVID-19 has been determined. The tactics for acute and chronic course of coronary artery disease are indicated. The importance of dynamic monitoring of patients with chronic heart failure in COVID-19 is noted, the routing of patients with acute coronary syndrome is indicated depending on the duration of the course and the presence of ST segment elevation. The main classes of drugs used in patients with coronary artery disease and COVID-19 are discussed.

Conclusion. Despite the fact that many studies on the topic of COVID-19 and coronary artery disease appear daily, many issues are not fully covered and require further research.

Keywords: ischemic heart disease, COVID-19, electrocardiography, computed tomography, SARS-CoV-2

Предыдущая статья


Сахарный диабет и COVID-19. Современные подходы к проблеме

А.Ю. Бабенко, М.Ю. Лаевская ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр имени В.А. Алм...

Читать

Следующая статья


Современные возможности коррекции и восстановления нарушений функции дыхания при постковидном синдроме

А.А. Шевелёв1, Д.В. Ковлен1, Ю.Ш. Халимов1, 2, А.Н. Кучмин1

Читать

Наверх